"Стены твои всегда предо Мною" Ис.49:16

Христианский

Сионистский Проект

 ЗА  ИЗРАИЛЬ

"Стены твои всегда предо Мною..."    Ис.49:16

Home

Статьи

Новости

История Библиотека Исход Молитва

К другим статьям раздела "Христиане за Израиль"

Три цивилизации

Демагогия о правах человека и свободе всегда размывала ориентиры и уничтожала чувство самосохранения. 

Корни ее уходят в ХХ век, когда произошли два события, изменившие лицо мира: удар, нанесенный религии коммунистами, с одной стороны, и создание еврейского национального дома - с другой. Можно сколько угодно говорить, что образование еврейского очага было выгодно английскому капиталу и что политика Лондона диктовалась сугубо прагматическими соображениями, - и это не будет неправдой. Но правда заключается еще и в том, что два человека, которые стояли за сионистским проектом, - лорд Бальфур и Ллойд Джордж - были ревностными, почти фанатичными сторонниками возрождения еврейского государства. Патриархами иудео-христианского симбиоза, для сторонников которого Израиль не просто "полезное" или "бесполезное" государство на Ближнем Востоке, но воплощение библейского идеала. 

Артур Бальфур

Для Артура Бальфура, шотландского аристократа-пуританина, воспитанного на образах ТАНАХа, возрождение Еврейского очага было, по словам его сестры, "не политикой, но самой жизнью". Он претворил свой идеал даже вопреки отчаянному сопротивлению западного еврейства. 

 

 

 

Ллойд Джордж Ллойд Джордж, уроженец Уэльса, где, как и в Шотландии, была очень сильная основанная на ветхозаветных преданиях юдофильская тенденция, заявил как-то, что Святая земля ему ближе Европы, а битвы ТАНАХа интереснее, нежели бои на Западном фронте. И это в то время, когда Первая мировая война была в разгаре... 

Трудно было предположить, что столь активно набиравшая силу идея, направляемая ведущей тогда страной западного мира, будет низвергнута и забыта в последующие десятилетия. Нигилизм английских философов, цинизм и высокомерие французских "вольнодумцев" во главе с Вольтером, ниспровергательный, под туманом высокоумных рассуждений запал немецких философов-материалистов - на фоне хаотичного возникновения гигантских индустриальных муравейников - разбили фундамент патриархальной Европы. "Бог умер" - и новые божки устремились на завоевание рухнувшего Храма, нелепые и безумные расовые и классовые теории победоносно завоевали сердца европейцев. Когда же закончилась Вторая мировая война, оставив после себя развалины и десятки миллионов погибших (вместе с шестью миллионами евреев), через какое-то время выяснилось, что Европа, обретя долгожданное благополучие, потеряла самое себя. 

Самоубийственная химера 

Отказавшись и от религии, и от идеологии, она обрела новую религию и идеологию - либерализм. С одной стороны, это было своеобразным раскаянием за былую жестокость в колониальных войнах, с другой - своеобразной панацеей от возрождения германского гегемонизма, с третьей - собственным путем, который можно было противопоставить и Америке, и тоталитарной России. 

Либерализм не просто провозглашал терпимость, но переворачивал все ценности с ног на голову. Собственные традиции подвергались осмеянию, а чужие возвеличивались. Маргиналы из числа сексуальных меньшинств превратились в законодателей моды, крайне радикальные общественные движения - от воинствующих феминисток до экологических террористов - стали кумирами новых поколений. Правозащитные и пацифистские организации с молчаливого согласия своих правительств навязывали политику, не имевшую ничего общего с государственными и национальными интересами. 

Западную Европу заполонили иммигранты, сторонники экстравагантных сект, поклонники закамуфлированного под гедонизм язычества, приверженцы универсальной идеи, искренне верившие в то, что все люди одинаковы в своих чувствах и мыслях только потому, что они... люди. Вне зависимости от того, где родились, на каких принципах воспитывались и какие идеи (даже совершенно безумные или атавистические) исповедуют. 

Ненависть к самим себе парадоксальным образом порождала любовь к своим противоположностям. Готовность понять и оправдать самых кровавых, безжалостных и мрачных тиранов "третьего мира" - от Саддама Хусейна до Пол Пота и сандинистов - стала всеобщей среди интеллектуалов либерального толка. Уход от собственной религии приобрел тотальный характер, переход в другую - ислам или буддизм - становился хорошим тоном. 

Демагогия о правах человека и свободе размывала ориентиры и уничтожала чувство самосохранения. Когда к этому присоединились еще и финансовые интересы, Европа попала в ловушку, которую сама же себе и создала: банки, газеты, телеканалы, общественные учреждения переходили под контроль тех, кто не просто был чужд Западу, но стремился уничтожить его, - исламистов. Глобализм начал смыкаться с мусульманским фундаментализмом. 

Америка сопротивлялась этим идеям во время "холодной войны", но пережитый ею триумф после распада Советского Союза породил благодушие, а вместе с благодушием европейские веяния обрели дополнительный импульс в Новом Свете. Идея глобализации все больше захватывала воображение западных политиков и западных интеллектуалов. Все, кто выступал против Запада, в том числе и воинствующие фундаменталисты, наделялись правом "иметь собственную позицию" только на том основании, что они были "дискриминируемыми", а потому "фрустрированными". Предполагалось, что, если дать им денег, они станут богаче, а вместе с бедностью уйдут и вредные идеи, мешающие принятию глобализации. 

На этом фоне не просто политика Израиля, но само его существование вызывало все большее раздражение. Для сторонников глобализма Израиль был бельмом на глазу, камнем преткновения. Израиль напоминал Европе о ее собственных грехах, о Катастрофе, о колониальном прошлом. Он вызывал у арабов аналогии с крестовыми походами - аналогии, от которых Запад стремился убежать. Он напоминал об английских бомбардировках Ирака во время Второй мировой войны, о французских пытках в Алжире и о произвольном разделе арабского мира на руинах Османской империи. Израиль мешал торговле с арабами, пробуждал призрак "нефтяного кризиса" 70-х, возрождал религиозные ассоциации, которые были анахронизмом для глобалистов. 

Иудео-христианский союз, столь триумфально начавший шествие в начале ХХ века, был забыт. Островки этой религиозной идеологии еще можно найти в Западной Европе - главным образом в Скандинавии, но с каждым годом они все больше погружаются в океан глобализма. В католических странах с их традиционной враждебностью в отношении иудаизма неприязнь, порой даже ненависть к Израилю среди политической и интеллектуальной элиты набрала наибольшую силу. Но даже в протестантских государствах, до последнего времени дружественно настроенных к Израилю - Англии, Голландии, Швеции и Дании, - традиционные сантименты были принесены в жертву новой, завораживающей идее всеобщей глобализации. 

Но если в Западной Европе борьба была практически закончена, в Америке глобалисты неожиданно натолкнулись на мощное сопротивление. 

Фундаментализм против... фундаментализма 

Христианский фундаментализм, видевший в создании Израиля предпосылку к исполнению библейских пророчеств, возник в Америке в конце XIX века. Вильям Блэкстоун, чикагский методист, возглавил христианское сионистское движение в Америке, собрав подписи нескольких десятков конгрессменов, губернаторов, мэров городов, промышленников и общественных деятелей, и отправил петицию президенту Бенджамину Харрисону с просьбой возглавить международную кампанию за создание еврейского государства в Палестине. Эта инициатива, как и следовало ожидать, развития не получила, но новое движение было создано. Оно то набирало силу, то ослабевало, но сохраняло свое влияние на протяжении всего последующего столетия. 

В 60-е и 70-е годы всю свою энергию христианские сионисты направляли на то, чтобы протаранить "железный занавес" и добиться выезда евреев из Советского Союза. Вместе с еврейскими активистами они организовывали акции протеста, лоббировали в конгрессе и сенате, встречались с ведущими американскими и европейскими политиками и напоминали Западу о его ответственности перед евреями. 

Сближение между израильскими правыми и христианскими евангелистами США - сторонниками Израиля началось в 80-х годах, и инициатором его стал Менахем Бегин. Одержав сокрушительную победу на выборах в 1977 году, Бегин очень быстро убедился, насколько одинок Израиль в мировой политике и насколько условна поддержка Америки. Зловещая уникальность Израиля заключалась в том, что он не имел ни одного естественного союзника, который поддерживал бы его не по текущим политическими или экономическим соображениям, но из-за идеологической или религиозной общности взглядов. 

Отдав своим помощникам распоряжение "прозондировать почву" среди христианских евангелистов, Бегин и сам не ожидал столь полного и быстрого успеха. По его собственному признанию, он был "поражен глубиной их (христиан-фундаменталистов) произраильских симпатий". 

Симпатии эти, получив дополнительный импульс со стороны израильского лидера, очень быстро переросли в политическую поддержку. В 1981 году, когда после бомбардировки иракского ядерного реактора Израиль оказался в полном одиночестве и подвергся яростной критике Запада, Бегин обратился за помощью к лидеру фундаменталистов Джерри Фэлвеллу. Помощь не заставила себя ждать. Фэлвелл, известный проповедник и публицист, выступил с безоговорочной поддержкой Израиля. Бегин в благодарность за это наградил его медалью Жаботинского. 

После этого альянс правых в Израиле и христиан-сионистов начал приобретать все более тесный характер. Нетаниягу, столкнувшись с давлением Клинтона и его помощников в 1996 году, также обратился за поддержкой к евангелистам. И тоже получил помощь. "В Америке 200 тысяч евангелических пасторов, и мы просим их всеми возможными способами - электронной почтой, по факсу, письмами, по телефону, с папертей церквей - выразить свою поддержку Израилю и главе его правительства", - заявил Фэлвелл. 

Угроза подействовала. Христиане-фундаменталисты обладают не только большой популярностью в США (их десятки миллионов), но и сильным влиянием в конгрессе. Ни одна администрация не может не считаться с их влиянием. В их рядах такие сторонники Израиля, как проповедник Пэт Робертсон, Джесси Хелмс, до последнего времени возглавлявший комиссию по иностранным делам, бывший председатель конгресса Ньют Грингич, Чарльз Миррэй, Джерри Бауэр, Джемс Добсон и другие. В союзе с ЭЙПАКом и произраильски настроенными сенаторами, политиками, чиновниками Пентагона они представляют мощную силу, которая способна противостоять давлению проарабского лобби, нефтяных и оружейных магнатов, связанных с арабскими деспотиями, и либералов. 

Трагедия 11 сентября еще больше усилила их влияние. Апокалипсические пророчества, в которых они никогда не сомневались, начали сбываться, и когда, как не сейчас, выступить на стороне избранного народа в битве Гога и Магога! 

Нет сомнения, у них свое религиозное мироощущение. Во многом оно очень близко к еврейскому. Но вопрос сегодня не в теологических разногласиях. Общность духовных идеалов, целей и отношения к происходящим событиям - вот вещи, которые дают основания говорить о союзе, противостоящем практически всему остальному миру. Союзе, воплощающем иудео-христианскую цивилизацию, которая одна лишь способна остановить наступление агрессивного ислама. 

Александр Майстровой

www.novosti.co.il

Христианский Сионистский Проект "ЗА Израиль"  /  Christian Zionist Project "FOR Israel"

Главная  Статьи  Новости  История  Библиотека  Исход  Молитва  Ссылки

Христиане за Израиль Ближневосточная правдаАнтисемитизмХолокостПраведники мира "Книга браней Господних",   История поселенчества,   Похищение Европы


Наверх

Обновлено: 15.05.2004 by Alex © 2003

По всем вопросам пишите автору: ezra@nm.ru


Радиоцерковь Rambler's Top100 Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Рекламные ссылки от Яндекс
Купите спецодежду тут цены на валенки одэкс большие скидки.
Сайт управляется системой uCoz